Архив номеров

16+

  • «Занятий сегодня не будет - война кончилась!»

    2013-05-080618Наступает 68 годовщина Дня Победы. Время идет неумолимо и свидетелей той страшной войны с каждым годом становится все меньше. В канун праздника я встретилась с Антониной Николаевной Семяничевой и попросила ее рассказать о тяжелых военных и послевоенных годах.

    Наступает 68 годовщина Дня Победы. Время идет неумолимо и свидетелей той страшной войны с каждым годом становится все меньше. В канун праздника я встретилась с Антониной Николаевной Семяничевой и попросила ее рассказать о тяжелых военных и послевоенных годах.

    Услышав мою просьбу, она задумалась, на лице читалось волнение, оно и понятно: воспоминания не из приятных. Потом начала свой рассказ.

     -Я родилась под Калугой в небольшой деревеньке Незамаево. Жила с родителями и маленьким братом. Война началась, когда мне было четырнадцать лет. Хорошо помню день 14 октября 1941 года, снег только выпал. Мы всю ночь не спали, взрывы были слышны, в доме стекла дребезжали. Утром мама послала меня к бабушке - она неподалеку жила. Перешла я овраг и вижу, мотоциклы стоят и люди в зеленых мундирах, в касках и табличка с надписью «Зона оккупирована». Я обмерла и обратно бросилась бежать, кричу, немцы пришли.

    Фашисты врывались в дома, занимались грабежом. Зашли в наш дом, где кроме нашей семьи жила мамина сестра с шестью детьми. Сами они из Калуги, а когда начали бомбить город, прибежали к нам. Немцы стали спрашивать, есть ли в доме комсомольцы. Мать им сказала, что нет. У нас сундучок небольшой стоял с продуктами - в нем хранилось масло, яйца - все забрали. Даже хлеб из печки вытащили, что мама испекла. Перебили всех гусей и кур.

    Стали фашисты жить в нашем доме. Мой братик по ночам плакал, а немец грозил матери, что если он не замолчит, то его на штык посадят.

    Еще помню, пошла я к бабушке, а у меня на руках были варежки из овечьей шерсти. Немец подошел ко мне и снял варежки. Я побежала домой, кричу, мама, у меня немец варежки отнял, а она говорит ладно доченька, молчи.

    Так мы жили до Нового года, думали, конца этому не будет. Наши немцев дальше Алексина не пропустили. Фашисты ходили злые, мерзли, мороз стоял сорок градусов. Были они вшивые и голодные. К тому времени всю живность в деревне порезали, а колхозное стадо им не досталось, успели угнать.

    Однажды всю ночь немцы на лошадях оружие вывозили. А днем мать увидела человека в белом маскхалате. Он говорит «Не бойтесь, женщина, мы свои».

    А вскоре мы получили «похоронку» на отца. Потом мы с братом через военкомат узнали, что он похоронен в Барятинском районе в братской могиле, и часто ее навещали. А теперь дети туда ездят.

        ***

        После освобождения родной деревни Тоня снова пошла учиться. На занятия пришлось ходить за четыре километра от дома, потому что их школу разбомбили. Окончив семь классов, она поступила в Калужское медицинское училище.

    -Я училась хорошо, хоть и трудно было, - рассказывает Антонина Николаевна. - Тетрадей не было. Покупали листы бумаги, разрезали, сшивали нитками и на них писали лекции. Голодно конечно было. Я по выходным ходила домой за 12 километров пешком. Обратно несла картошку в рюкзаке и бидон молока. Больше брать было нечего.

    Шла война, и студентки-медики помогали раненым: на практику их посылали в больницы. Ходили по домам, делали прививки от дифтерита, оспы.

    Хорошо помнит Семяничева долгожданный день Победы.

    -Пришли мы в училище, а нам преподаватели говорят, что занятий сегодня не будет - война кончилась. Мы все закричали «Ура!», плакали от радости. Пошли на площадь, там Левитан по радио объявляет: Победа.

    После окончания училища Антонину Николаевну направили на работу в Думиничи.

    -Приехала я на станцию, а мне говорят: до поселка еще пять километров. Я взяла вещи и пошла. Иду, уже поселок начался, а домов нет, кругом развалины и бурьян. Дошла я до райисполкома, он располагался в маленьком здании напротив завода. Мне обрадовались, повели показывать, где я буду работать. Это был небольшой домик. Внутри с одной стороны врач сидит, с другой кушетка. Посредине печка. Врачом была Тамара Авшаровна Бабаянц. Меня назначили помощником эпидемиолога. Работы было много. Малярией люди болели целыми семьями. Жилья у меня не было. Пришлось мне жить там же. Вещи за печку свалила, днем работаю, ночью на кушетке сплю.

    Надо сказать, что любимой работе Семяничева отдала почти полвека - 47 лет проработала в санэпидемстанции, награждена медалью «Ветеран труда».

    С каждым годом жизнь становилась лучше. Начали строиться дома. Антонину взяла к себе на квартиру женщина. А вскоре она познакомилась со своим будущим мужем. Василий Васильевич Семяничев коренной думиничанин, фронтовик, вернулся с войны с ранением.

    -Молодые были, - вспоминает Антонина Николаевна. - После работы гуляли по улице, больше негде было, там и познакомились. А потом в Думиничах построили деревянный одноэтажный клуб. Кино стали привозить, танцы устраивали под духовой оркестр. С мужем мы просто расписались, никакой свадьбы у нас не было. 

        Юность и молодость моей героини выпали на трудные годы. Сейчас, на склоне лет, она окружена любовью и заботой близких. Антонина Николаевна живет с дочерью Татьяной. Она ее главная опора и поддержка. Сын - военный, полковник, живет в Твери, но не забывает родной дом.

    У бабушки Тони двое внуков, внучка и правнучка.

  • распечатать
  • отправить другу

Ещё по теме:

  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить

Анекдоты

  • Не в моих правилах без дела сидеть!!!

    Пойду, прилягу… :)

Читать все